Триумфальное шествие китайской грамоты

Триумфальное шествие китайской грамоты

Знакомая говорила о собственном поступлении в Столичный университет востоковедения на протяжении Второй мировой. Китай был отечественным боевым соратником, а Япония практически соперником. Однако большая часть абитуриентов желали изучать японский язык и практически никого не завлекал китайский.

Обстановка не изменялась и в последующие годы. По окончании образования КНР во второй половине 40-ых годов XX века китайцы именовали нас старшими братьями и очертя голову изучали всё советское, включая русский язык. А в СССР только единицы соглашались грызть замысловатую китайскую грамоту.

В то время, когда же Пекин и Москва рассорились, китайский язык по большому счету превратился в некое пугало.

В первой половине 60-ых годов двадцатого века я поступил в МГИМО. Отечественный курс собрали, дабы заявить, кому какой язык учить. Как будто бы предчувствуя собственную судьбу, я сидел в зале и про себя повторял: «Хоть бы не китайский, хоть бы не китай-ский!» Меня совсем не завлекало это недружественное и в придачу бедное, отсталое, со необычными порядками, дурной пропагандой государство. И нужно же было так произойти, что именно меня назвали первым среди китаистов.

Зал срочно разразился хохотом, в один момент сочувствующим, издевательским и злорадным. Такой же реакции удостоились названные следом другие новоиспечённые китаисты. На все другие языки, кроме того самые экзотические, зал никак не реагировал.

Все последующие пять лет окружающие высказывали нам, китаистам, соболезнования: не повезло, дескать, вам, бедолагам. А в то время, когда меня выяснили на работу в консульство СССР в Пекине, привычные участливо осведомлялись: «За что тебя в том направлении?» Поверить, что юный человек добровольно отправится в Китай, никто не имел возможности.

Но сейчас на дворе совсем другая пора. В Российской Федерации увеличивается настоящий бум в изучении китайского языка. В новом учебном году 20 из 83 первокурсников отечественного института пожелали забрать китайский язык. И лишь четверым приглянулся японский.

Самое же необычное, что британский попросили только восемь студентов, притом что ещё два-три года назад его потребовали все студенты поголовно.

Китайский забрали под богатые и прицел. На Рублёвском шоссе чуть ли не в каждом доме подрастающая поросль штудирует язык Поднебесной. Одна женщина попросила меня отыскать няню со знанием китайского для годовалого внука.

Не ровён час, родным станет у малыша китайский язык. Масштабы новой моды убедительно показал Общероссийский конкурс китайского языка, состоявшийся весной 2012 года. В нём принимали участие много студентов, и наряду с этим многие конкурсанты демонстрировали воистину виртуозное владение китайской речью.

Нет сомнения, что у нас уже не будет недостатка переводчиков — хронического недуга отечественного китаеведения.

В мемуарах одного царского дипломата описывается казус, произощедший во время личной встречи русском делегации у богдыхана. Послушав переводчика, «Сын Неба» изрёк:

— А русский язык, оказывается, похож на китайский!

Переводчик-то пробовал владеть китайским языком, а богдыхан сделал вывод, что слышит русскую обращение.

В второй книге рассказывается, как войска России на протяжении войны с японцами в 1904—1905 годах составляли карту Маньчжурии. Часть вошла в деревню, переводчик узнал у старосты, как именуется населённый пункт. Последовал ответ «будундэ», что переводится как «я вас не осознаю». Переводчик доложил руководству, что наименование деревни «Бутунды», и на карту нанесли «деревня Бутунды». Какое-то время спустя войска достигли следующего населённого пункта. Опять вопрос о заглавии.

В ответ всё то же «будундэ».

Переводчик снова отрапортовал: и эту деревню именуют «Бутунды». Картографу ничего не оставалось, как присвоить данному населённому пункту титул «Бутунды-II». Ну а потом сценарий повторялся уже как по накатанной: обоюдное непонимание, и на карте оказался очередной «Бутунды».

Сегодняшний ажиотаж на язык Поднебесной не исчерпывается Россией. В Восточной Азии он постоянно являлся «экспортным товаром». Стремительными темпами ширятся последовательности китаеведов в Европе.

Американцы увлеклись КНР ещё в первой половине семидесятых годов прошлого века, в то время, когда Пекин и Вашингтон стали сближаться для противостояния «советскому экспансионизму».

Обстоятельства триумфального шествия языка Поднебесной очевидны. Во-первых, это превращение Китая в экономическую сверхдержаву. Миллионы людей, завязанных на деловые контакты со «Срединной империей», нуждаются в овладении китайским языком. Во-вторых, Китай стал политическим и армейским силачом; как следствие, осознать его стремятся как геополитические единомышленники, так и соперники. В-третьих, многих влечёт богатейшая китайская цивилизация.

В-четвёртых, росту интереса к языку Поднебесной содействует её активная культурная политика: учреждение за рубежом университетов Конфуция, выделение бессчётных стипендий на обучение чужестранцев в Китае, пропаганда письменности и китайского языка в других формах.

Так что, фактически, всё ясно. Неясно лишь, из-за чего ни в Российской Федерации, ни в мире в целом нет ажиотажа в отношении хинди либо португальского языка, не обращая внимания на крупные достижения и стремительный прогресс Бразилии и Индии. Возможно, все исходят из того, что с бразильцами и индийцами возможно договориться и на британском?

Евгений Бажанов, ректор Дипломатической академии министерства иностранных дел России

Театр «Астана Опера» продолжает свое триумфальное шествие по миру


Темы которые будут Вам интересны:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.