Симон боливар

В Париже ему встретился наставник и друг Родригес, с которым Боливаротправился в Италию. В том месте, среди древних римских развалин, младший Симондал старшему праздничную клятву, чтоне успокоится, пока не порвёткандалы в каковые Испания заковала его отчизну. Разумеется, место это быловыбрано не просто так, а сама клятва отличалась пафосом иторжественностью: как многие грамотные люди той эры, Боливар былсклонен к театральным жестам и обожал принимать эффектные позы.

Симон боливар

Но на родину он снова возвратился лишь в 1807 г., по окончании ещёнескольких лет путешествий. Сначала юный человек казался совершеннобезразличным к делу независимости Венесуэлы, и все его заботы былисвязаны с управлением имением. Но скоро Боливар начал видеться сдругими богатыми креолами, обсуждая с ними обстановку в стране ивозможности обретения ею независимости.

События дляэтого складывались самые благоприятные: по окончании того как в 1808 г.французский император Наполеон I низложил испанских Бурбонов, вметрополии вспыхнула война. Креолы решили воспользоваться этим, ив 1810г. в Венесуэле случился первый вооруженный мятеж. К томувремени Боливар был уже одной из наиболее значимых фигур в зарождающемсягосударстве и возглавил дипломатическую миссию, которая отправлялась вЕвропу, дабы склонить британцев к помощи нового правительства.

Поездка была бесплодной, если не считать того, что в ЛондонеБоливар встретил венесуэльского эмигранта, генерала Франсиско деМиранду, храбреца войны за независимость Соединённых Штатов, участникаФранцузской ярого сторонника и революции независимости Южной Америки,что тут же дал согласие возвратиться на родину. Сразу же по окончании своегоформирования основной законодательный орган страны — Народный конгресс -назначил Миранду главнокомом вооружёнными силами Венесуэльскойреспублики, большой пост в которых занял и Боливар.

Пятого июля1811 года конгресс принял акт о независимости Американской конфедерацииВенесуэлы. Но провозглашение независимости означало само по себенемного: её ещё нужно было отстоять, а парламентарии вместо того, чтобызаняться созданием армии, убивали время в дебатах о государственномустройстве. Тем временем испанцы перешли в решительное наступление, аточкой в недолгой истории республики стало землетрясение, разрушившееКаракас и убившее более 12 тыс. человек.

В июле 1812 г. генералМиранда был должен подписать акт о капитуляции, почему приактивном участии Симона Боливара, взбешённого этим позорным актом, былвскоре выдан испанцам. Так удалось не только наказать «виновникапоражения», но и устранить единственного в то время серьёзногосоперника в борьбе за первенство среди венесуэльских республиканцев.

В последних числах Октября 1812 г. Боливар приехал в Картахену в Новой Гранаде(современная Колумбия), где шла война между приверженцами независимости исилами роялистов. Симон сходу участвовал в битвах и в нескольких изних добился успеха. Скоро при помощи нового правительства НовойГранады он с отрядом воинов перешёл в Венесуэлу, где к его силампримкнуло множество добровольцев (во многом, действительно, это было вызванодекретом Боливара о «войне насмерть», что призывал наказывать смертьюкаждого, кто откажет в помощи республиканцам).

Действия обеихсторон сопровождались ожесточённым кровопролитием: и роялисты, иреспубликанцы терроризировали и убивали собственных неприятелей, дотла сжигали ихимения. Наконец, в 1813 году Боливар вступил в Каракас. Это сталомоментом наивысшего успеха, а ликующая масса людей назвала его El Liberta-dor- Освободитель.

Но скоро оказалось, что далеко не во всех слояхобщества его личность пользовалась таковой популярностью.

Плодынезависимости были уделом одних только креолов, каковые ничего непредпринимали, дабы улучшить положение низших слоев общества. Скоро вглубинке вспыхнуло замечательное восстание, направленное не столько противреспублики, сколько против креолов. Отрядов, складывающихся из бедноты,пастухов и бывших рабов, становилось всё больше, и в борьбе с нимиреспубликанцы были бессильны.

В то время, когда партизаны вошли встолицу, ответственность за поражение свалили на Боливара, иОсвободитель был изгнан из страны. Боливар отплыл на Ямайку и поселился вКингстоне, главном городе данной британской колонии. Оставшись безсредств к существованию (всё его имущество осталось на родине), он дажестал помышлять о суициде.

Но приятели не покинули его, и благодаря ихпомощи Симон скоро опять увлёкся идеями о построении «свободногогосударства Южной Америки» и приступил к теоретической разработкепринципов его устройства.

В соответствии с взорам Боливара,уверенность в завтрашнем дне подобному образованию имел возможность дать толькорежим, организованный по британскому примеру, но без короля, функциюкоторого должен был взять на себя выбираемый на пожизненный срокпрезидент. В конце 1815 года до Освободителя дошли мольбы о помощи изосаждённой испанцами Картахены. С маленьким отрядом он поспешил навыручку, и не смотря на то, что ещё в пути выяснил, что город пал, высадился на побережьеВенесуэлы.

Попытка поднять общее восстание окончиласьнеудачей, а сам Освободитель был должен снова покинуть отчизну, но встране остались его офицеры. Они организовали отряды, применяющие восновном партизанскую тактику, и через некое время Боливарприсоединился к ним, приведя с собой подкрепление. Но многиепартизанские начальники не желали подчиняться Симону Боливару, считая,что его заслуги в удачах повстанцев в этом случае нет.

Особенноупорствовал генерал Мануэль Карлос Пиар, пользовавшийся практически таковой жепопулярностью в народе, что и Боливар. От столь страшного соперника былорешено избавиться, исходя из этого скоро генерала арестовали и делали выводы военнымтрибуналом, причём к смертной казни его приговорили бывшие приятели, запуганныеОсвободителем. Борьба с инакомыслящими, но, не помешала войне сроялистами: принявший к тому времени титул Главного начальника Боливарпроводил всё новые операции, в один момент создав и заложив основыновой Венесуэлы.

В 1819 г. в военных действиях наступил перелом:в Новой Гранаде войска Боливара разгромили испанцев. Путь наБоготу — столицу этого широкого края — был открыт, и торжествующий ElLibertador во главе собственной армии скоро вступил в её ворота. На данный разВерховный глава смог приступить к реализации собственного планаобъединения Новой Гранады и Венесуэлы в одно государство под названиемВеликая Колумбия (президентом стал, конечно же, сам Симон Боливар).

Роялистам не удалось стереть с лица земли молодую страну в первые же месяцы еёсуществования, не смотря на то, что колумбийская армия была очень маленькой, плохообученной и снаряжённой. А в июне 1821 г. случилась решающая битва подКарабобо, в которой испанцы были полностью разбиты и быливынуждены уйти из Венесуэлы. Скоро Боливар предпринял попыткуосвободить последнюю часть региона, ещё пребывавшую в руках неприятеля, -провинцию Кито (современный Эквадор).

Сначала не обошлось безтрудностей, но республиканцы сумели победить, и в середине июня1822 г. Боливар вступал в торжественно украшенные по такому случаю здешниегорода. Великая Колумбия — такая, какой он её себе воображал — сталареальностью. Сейчас Боливар имел все основания зваться Освободителем,потому, что лишь из всей Южной Америки под властью Мадрида оставалсятолько один край, Перу.

В этом районе уже действовали отрядыаргентинца Хосе де Сан Мартина, но через некое время тот былвынужден отойти. Симон Боливар уже планировал отправиться в Перу, ноподготовка к наступлению затянулась: главноком заболелтуберкулёзом. В то время, когда здоровье президента Великой Колумбии немногопоправилось, он начал перуанскую кампанию — как выяснилось, последнюю всвоей карьере.

В 1824 г. случилась решающая битва под Аякучо, вкоторой товарищ Боливара генерал Антонио Хосе де Сукре разгромилиспанцев. В ответ на известие о победе Боливар отправил обращение к своемувойску, заканчивающееся словами: «Воины, вы дали свободу ЮжнойАмерике! Четвёртая часть мира стала монументом вашей славы!».

Боливарсчитал, что его миссия в Перу окончена, исходя из этого подал прошение оботставке с должности начальника этой страны, на что был избранавтоматически.

Народный конгресс Перу отклонил его; совершенно верно кроме этого отреагировал на колумбийский конгресс и просьбу президента. Но,это были уважения и последние знаки благодарности. В то время, когда разгромиспанцев завершился и воцарился мир, оказалось, что диктатор никому ненужен.

Южноамериканское общество снова возвратилось к давешним конфликтам, имечтам Боливара о происхождении совершенных стран, каковые во всёмпомогали бы друг другу, не суждено было сбыться.

СозванноеОсвободителем в Панаме собрание представителей всех южноамериканских государств(1826) окончилось полным фиаско. Конституция, написанная Боливаромспециально для названного его именем страны — Боливии, так и небыла всецело воплощена в судьбу; не стала она примером конституции идля других государств региона, не смотря на то, что как раз к этому стремился её создатель.

Последующие годы были для Боливара полными новых разочарований иунижений. Обоюдное отторжение между частями Великой Колумбии всёусиливалось, а прежних товарищей Освободителя, каковые сейчас управлялиэтими почвами, объединяла лишь неприязнь к нему. Президент попыталсяпривести к согласию враждующие стороны, а в то время, когда это не получилось,предпринял попытку вооруженного мятежа и узурпирования власти.

Но это отнюдь не улучшило обстановку, а авторитет Боливара былокончательно подорван. В осеннюю пору 1829 г. хунты, в один момент поднявшиевосстание в нескольких венесуэльских городах, провозгласили отделениеВенесуэлы от Великой Колумбии. Обращение шла о том, что лишь уход Боливарапоможет сохранить стране единство, исходя из этого больной президент решилуехать в Англию.

Денег на это, но, у него не было: изпенсии, назначенной ему на родине, не было выплачено ни песо. В одном изпоследних писем Боливар горько увидел, что «тот, кто в Америке служитреволюции, пашет море, а единственное, что возможно сделать в Америке, -это из неё уехать». Но и этого вечному революционеру совершить былоуже не суждено.

В первых числах Декабря 1830 г. судно с Боливаром на борту,идущее на протяжении побережья Колумбии, вошло в порт Санта-Мария: состояниеОсвободителя было таким тяжёлым, что его решили перевезти на берег.

Умирающий президент продиктовал завещание и принял епископа.Семнадцатого декабря 1830 года Симон Боливар умер в окружениинебольшого числа родных друзей. В то время, когда известие об этом достиглоВенесуэлы, многие ему открыто радовались; так, губернатор городаМаракаибо издал прокламацию, в которой написал: «Боливар — гений зла,факел анархии, поработитель собственной отчизны — простился с судьбой».

Храбрецу было нужно ждать признания двенадцать лет: лишь в 1842 г.прах Боливара был доставлен на родину армейским кораблём. Последний покойОсвободитель получил в собственном родном городе — Каракасе. Симон Боливар сталобразцом южноамериканского революционера.

Освободитель не чуралсярадостей жизни — обожал потанцевать, элегантно наряжался, был обходителен сженщинами, — но под данной утончённой оболочкой прятался железныйхарактер.

В XX столетии к легенде Боливара обратилось немалоюжноамериканских революционеров, среди них и Эрнесто Че Гевара. Элитуюжноамериканского общества составляли богачи-латифундисты, называемыеgrandes cacao — от выращиваемого на плантациях какао, составлявшегооснову их богатства. По окончании освобождения Южной Америки и изгнанияиспанцев как раз они начали задавать тон в новых странах.

Боливар был безжалостен к тем, кто оказывал ему сопротивление. Стоило емуузнать, что кто-то не всецело разделяет его взоры либо действует вовред делу независимости, как он уничтожал этого человека. Такая участьпостигла и заслуженного революционера Франсиско де Миранду, которогоБоливар счёл предателем и не погнушался выдать неприятелю.

Аргентинца Хосе деСан Мартина, подобно Боливару, именовали Освободителем Южной Америки.

На последовавшей в июле 1822 года встрече Боливар по окончании долгойдискуссии убедил его устраниться от борьбы за независимость. Главнымаргументом стало утверждение, что существование двух Освободителейтолько мешает делу. Согласно точки зрения Боливара, у Америки мог быть лишь одинОсвободитель — он сам.

Боливар сплотил около себя многих борцов занезависимость, среди которых было пара незаурядных полководцев: -в частности, Мануэль Карлос Пиар, Хосе Антонио Паэс, и ХосеАнтонио де Сукре, что отличался выдающимся армейским талантом.Отношения между этими людьми не всегда складывались гладко. Пиар и Паэспозже выступили против Боливара, но де Сукре оставался ближайшимсоратником Освободителя до тех пор, пока не погиб в июне 1830 года.

Источник: 100dorog.ru

Симон Боливар


Темы которые будут Вам интересны:

Категория: Статьи о мире  Теги: ,
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.