Путешествие в таиланд и малайзию. путевые заметки.

Путешествие в таиланд и малайзию. путевые заметки.

Юлиана Гармаш

“Я знаю радостные сказки загадочных государств

Про тёмную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты через чур продолжительно вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не желаешь во что-нибудь не считая дождя.

И как я тебе поведаю про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.

Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф”.

(Николай Гумилев “Жираф”)

Орхидеи, буддизм, столица — Бангкок – вот то немногое, что я знала о Таиланде. А сейчас я думаю о нем, как о доме, и мне хочется обратно — в том направлении, где вечное лето, где нет ничего наносного, где говорят благодарю, красиво складывая руки у груди, где буйство красок и море запахов, где тебе неизменно рады.

Бангкок полон контрастов. Богатые постройки трущобы окраин и делового центра. Изобилие экзотических фруктов и соки, разбавленные наполовину водой либо льдом. Работники ресторанов, с радушной ухмылкой приписывающие к вашему счету несколько лишних бат (местная валюта эквивалентна рублю). Потупленные длинные юбки и взгляды, соседствующие с продажностью и вызовом на улице Красных фонарей.

Запомнились хаотичные китайские кварталы, где тут же чинили обувь, разливали суп, что-то ушивали, реализовывали утварь, и все это под гам и шум перекрикивающих друг друга обитателей. Относительно недорогое розовое такси с кондиционером контрастировало с тук-туком (трехколесным мотоциклом с крышей), поездка в котором обходится для туриста вдвое дороже и это при том, что на протяжении пути приходится вдыхать загазованный воздушное пространство. Кстати, кое-какие водители тук-туков сами ездят в респираторах.

И вдобавок меня всегда преследовали резкие дурманящие запахи. В первоначальный же сутки девчонки накупили экзотических фруктов: манго, папайя, гуава…Гвоздем программы был дуриан, его еще именуют королем фруктов. Но это угощение на любителя: он или сходу нравится, или вызывает резкое отвращение и весьма необычные вкусовые ассоциации.

Мы выпивали сок из сахарного тростника, пробовали кокосовое молоко, катались на лодке по каналам, поднимались на смотровую площадку самого большого отеля в мире Байок Скай, посещали храмовые комплексы, видели изумрудного и золотого [лежащего] Будду. Обходя возлежащего золотого Будду возможно было на счастье оставлять монетки по одной в каждой чаше – всего 108. Это неторопливое и размеренное воздействие в полной мере отвечало духу буддизма.

Примечательно, что перед входом в храм нужно снимать обувь, а молящиеся тут же берут цветы, каковые приносят в дар Будде.

Мне пришлось тяжело привыкнуть к местной кухне: достаточно непривычное острые приправы и сочетание ингредиентов. Помимо этого, ни при каких обстоятельствах не знаешь, что же в действительности тебе подадут. Учитывая то, что картины в меню обычно расходятся с блюдом, которое приносят, а знание тайцами английского не радует, приходится уповать на волю случая. Я время от времени не выдерживала и в больших городах питалась в Мак Дональдсе либо европейских закусочных.

В Бангкоке большое количество недорогих и колоритных китайских забегаловок (столовых). За 50 бат (=50 русских рублей) возможно выпить куриный бульон, съесть курицу и угоститься вкусным травяным чаем. Если вы не помешаны на чистоте, то обед в китайском квартале может стать хорошим выбором.

Тайцы с пиететом относятся к личности короля, что правит уже ни один дюжина лет. В самом захудалом кафе вы отыщете его портрет, причем запечатлен он на нем в очень юном возрасте. А на вокзале в 18.00 играются гимн, и все, присутствующие в строении, поднимаются на протяжении его выполнения. Вечером у нас был запланирован ночной переезд поездом — к новым открытиям и приключениям!

Саша сперва испугал нас, увидев, что вагон будет неспециализированный, и дремать вряд ли придется. Каково же было отечественное удивление, в то время, когда мы заметили раскладывающиеся полки, чистое белье, вентилятор! На ночь, действительно, свет не выключали, но любой имел возможность отгородиться от внешнего мира личными занавесками.

Следующая точка маршрута – национальный парк Кхао Сок. Тут произошло отечественное первое знакомство с его обитателями и джунглями. Поселились мы в маленьких домиках на сваях, а утром вышли на маршрут. Необходимо заявить, что сваи предохраняют жилье от наводнения во время дождей, в то время, когда реки смогут выйти из берегов.

Сложно было сходу приспособиться к тропическому климату (мокрому и жаркому), но необычные звуки природы манили в глубь зарослей. Громадных животных мы не видели (возможно, днем они опасаются выходить либо сладко дремлют), но попадались мартышки и гекконы, и большое количество других насекомых и необычных стрекоз, хороших пристального внимания биологов. Призом за отечественный нелегкий путь стала чистейшая речка, в которой все мы не преминули искупаться.

Был насыщен впечатлениями и следующий сутки. В первую очередь, катание на слонах. Сперва мало страшно: опасаешься сделать больно слону, но со временем привыкаешь.

Восседая на слоне, чувствуешь себя царицей, и делается кроме того как-то некомфортно. Рядом идет погонщик, у которого на случай непослушания животного имеется острая палка, к счастью ею никто ни разу не воспользовался. Позже мы кормили слонов бананами, отечественному — мы дали две порции, уж весьма ему нравилась эта еда.

Вечером сплавлялись по реке и угощали наглых макак печеньем, а они так и норовили что-нибудь схватить из отечественных сумок и поскорее забраться на дерево.

Саша поведал о разных видах пальм: кокосовых, масличных, сахарных. В машине он иногда тестировал нас, показывая на какое-нибудь растение, проносящееся в окне, и задавая вопросы: “Что это?” Не буду скрывать, что для меня очень многое из того, что он нам поведал, стало настоящим откровением. За время отечественной поездки мы два раза посещали пещеры.

Первый раз отечественная несколько была похожим спелеологов, осваивающих новый непроторенный маршрут и встречающих на своем пути большое количество неожиданностей, к примеру, летучих мышей либо необыкновенный скальный рельеф. Во втором случае мы были участниками аттракциона. Проплывая на лодке по пещерной речке, необходимо было лечь и в буквальном смысле прижаться к дну, чтобы не задеть выступающими частями тела (носом, к примеру) свисающие острые сталактиты.

Что касается сталагмитов, тайцы их особенно чтут и поклоняются минеральным образованиям, каковые напоминают по форме фаллический знак.

Квинтэссенцией отечественного путешествия в Таиланд я бы назвала остров Сукорн, расположенный далеко от цивилизации, за пределами сиюминутности. Обладатель отеля, складывающегося из маленьких бунгало, окруженных кокосовыми пальмами — голландец. Десять лет назад Дик покинул отчизну, дабы обосноваться на полюбившейся ему почва. персоналом трудятся островитяне. Особенной популярностью у немногочисленных туристов пользуется тайский массаж, что делают местные жительницы.

К эротике он имеет весьма отдаленное отношение. Необходимо готовься к маленьким полному расслаблению и болевым ощущениям. На протяжении сеанса массажистка растирает закостеневшие мускулы при помощи масел, надавливает на определенные точки, влияя так на организм в целом.

Ощущения, по рассказам очевидцев, позже самые приятные, родные к состоянию нирваны. Мы жили на самом берегу океана, так что утром, не умываясь, сразу же бежали купаться. Беспокоиться стоило только медуз, укусы которых достаточно болезненны.

Примечательно, что перед входом в ресторан было принято снимать обувь, с одной стороны, дабы не занести песок с пляжа, а с другой, дабы ощущать себя как дома.

на данный момент, если бы мы встретились, я бы поинтересовалась у девчонок и ребят из отечественной группы: «А не забывайте королевские креветки и банановый шейк в ресторане? Бадминтон на пляже и потрясающе прекрасный закат? Как мы запускали воздушного змея? Отечественное совместное поедание желтых арбузов? Поездку на моторной лодке к коралловым островам, затаившихся на дне ежей, диковинных рыб и причудливых розовых медуз?

Либо поход на литораль во время отлива: раков-отшельников, снующих в отыскивании собственного убежища, и раковины, каковые позже дарили друг другу».

И вдобавок нам посчастливилось заметить, как местный обитатель изготавливал латексный коврик из сока гевеи (гевея кормит многих тайцев, ее сок является полуфабрикатом для того чтобы, и плантации гевеи тут видятся частенько). Кто-то будет вспоминать мангровые заросли и их неповторимую экосистему: манящих крабов с одной громадной клешней и второй – маленькой, забавных рыб — илистых прыгунов. А кто-то – забавного и пушистого медвежьего кота, которого мы нашли в качестве домашнего животного в одной тайской деревенской семье.

Мы как-то особенно сдружились на острове, и казалось это счастье вечно… Я же время от времени ловила себя на мысли: как бы любой из нас повел себя, появляйся он храбрецом сериала “Lost” (Остаться в живых)?

Но все кончается, и мы снова в дороге! Перелет в Куала-Лумпур. Столица Малайзии запечатлелась в моей памяти обрывочными фотоснимками: вокзал, небоскребы, башни Петронас – самые высокие строения в мире до 2005 года, океанариум с туннелем, где за стеклом, не обращая внимания на людей, плавают акулы и скаты, автоматизированные линии метро, где состав спешит без машиниста. Но самые неизгладимые впечатления покинули парки птиц и бабочек (последний – самый большой в мире).

Их жители находятся в естественной среде, и подойти к ним возможно весьма близко. Возможно, эдем так и выглядит: оазис, где все сосуществует в полной гармонии.

На следующий сутки мы отправились в продолжительное путешествие в национальный парк Таман Негара, куда в случае если и ступала нога русских туристов, то очень в далеком прошлом. Машина, позже моторная лодка по реке, текущей среди джунглей — и вот мы на месте. Самые выносливые пошли покорять вершины, кто-то сдался на половине пути. А тех, кто дошел, ожидал Сергей с живительной бутылкой холодной воды.

На следующий сутки был поход во влажный тропический лес, но в том месте нас ожидала встреча не только с красивым. Пиявки практически оккупировали отечественную группу – это и стало настоящим экстримом. К концу похода мы были похожим раненых бойцов и сразу же принялись самозабвенно подсчитывать укусы, гордо демонстрируя их приятель приятелю.

Причем, формулировка “практически укусила” в расчет не принималась.

В Таман Негара мы в первый раз застали тропический ливневой дождь. Начинается он нежданно и быстро, в считанные секунды обрушивается поток воды, на что прекрасно наблюдать с террасы домика, но не разреши Бог быть застигнутым им в джунглях. Света нет, мы сидим в постели и думаем, будет ли ужин. Одеваем плащи и идем в ресторан.

В том месте уже собралась вся отечественная несколько. Горят свечки и кружатся мошки около стола, все заволокло пеленой дождя. Мы наблюдаем вниз на речку, и любой думает о собственном. На следующий сутки нас ожидали раскачивающиеся на громадной высоте мосты в кронах деревьев (canopywalkway).

Все выяснилось не так уж страшно, кое-какие из нас шли кроме того без опоры, отпустив руки. А вечером, преодолевая усталость, карабкаясь по камням и перебираясь вброд через мелководные речки, мы доползли до водопада…

Последний сутки отечественной поездки был посвящен рынку Чатучак в Бангкоке. Какие конкретно экзотические товары тут лишь не продавались: уникальные сувениры, изделия и шёлк из хлопка, перламутровые украшения, забавные многоцветные шапочки, маски, слоники всевозможных размеров… По большому счету цены в Бангкоке существенно ниже столичных, так что сначала впадаешь в некую эйфорию, и только со временем преобразовываешься в рачительную хозяйку и начинаешь торговаться на рынке.

Наконец наступило воскресенье. Мы уезжали. Любой увозил собственные воспоминания о Малайзии и Таиланде, собственный калейдоскоп событий.

Жалко, мы опоздали посетить рынок на воде (floating market), но значит, будет предлог возвратиться…Перелет был непростой: из Бангкока до Ашгабада, где мы, казалось, совершили целую вечность в маленьком строении аэропорта, и еще около четырех часов — дорога от Ашгабада до Москвы. Продолжительные часы ожидания скрасила хорошая компания, мы так как уже успели подружиться, так что время стало понятием относительным.

“Кто на Москву – пройдемте”, — сообщила женщина в форме с элементами национальной одежды. В самолете разливали портвейн, и новый глава Туркмении как-то по-отцовски наблюдал на нас с портретов, развешанных в салоне самолета. Дома, очевидно, были эмоциональные рассказы, и демонстрация фотографий “на слоне”, ”с макакой”, “у пальмы”… и очевидно, восторженные отклики в ответ. Но разве снимки смогут передать то, что мы ощущали в тот конкретный момент.

Слов не достаточно, дабы донести до отечественных родных данный далекий и таинственный мир, побывав в котором, начинаешь вторыми глазами наблюдать на окружающую тебя реальность. Мы были теми счастливчиками, которым удалось вырваться из ежедневной рутины и почувствовать ритм настоящей судьбе, ощутить ее вкус.

февраль — март 2009 г.

\


Темы которые будут Вам интересны:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.