Нью-йорк, нью-йорк. ground zero

Данный сутки я не забываю прекрасно. В данный сутки я прогулял университет. В большинстве случаев мне не требуется было искать предлог, дабы не пойти на лекции. Прогуливать университет было для меня чем-то наподобие хобби.

Кто-то из студентов собирал марки, кто-то копил на стриптизершу, а я прогуливал университет. Но в данный сутки предлог был. Мир изменялся на глазах. В таковой сутки забываешь и об университете, и о стриптизерше.

Потому как не веришь своим глазам. Данный сутки — 11 сентября 2001 года.

У меня, да и, возможно, у всего моего поколения 80-ых, на чьи подростковые головы обрушились видеопрокаты, Америка ассоциировалась с несколькими знаковыми вещами. С делорианом, с грудью Памелы Андерсон и, само собой разумеется, с башнями-близнецами. И вот на моих глазах один из этих знаков рушился.

Нью-йорк, нью-йорк. ground zero

Я приехал ко мне, спустя 15 лет. В данный сутки, мне показалось, было жарче, чем в большинстве случаев. Как-будто кто-то меня за что-то наказывал. Я не осознавал, за что меня наказывают. Я кроме того пауков не давлю, произвожу на улицу, а в зеркале, мне время от времени думается, отражается нимб. Но 30-градусная жара выжимала все соки и прижимала к почва. Ноги сами несли к воде.

Либо, хотя бы, к магазину с пивом.

Прижимало к почва не меня одного. Все-таки нам, сибирским юношам, сложно существовать в таковой духоте.

В случае если идти по набережной, то новое строение ВТЦ все время будет показывать путь. За исключением тех моментов, в то время, когда перед глазами мелькают любители пробежек. Любителей пробежек большое количество, от их мельтешения может и затошнить. Ближе к снова выстроенному небоскребу их сменяет нью-йоркский офисный планктон. Юные люди при галстуках и пиджаках, женщины в строгих тёмных юбках и при строгом же макияже. Напряжение в воздухе.

И я с фотоаппаратом и хитрым прищуром в руках. Исторический момент. Простите, репетирую рассказ перед внуками.

У входа в новое строение ВТЦ меня встретила очередь. Два десятка туристов, каковые не просматривали мой ЖЖ, и наивно полагали, что с сравнительно не так давно открытой обзорной площадки вид будет лучше, чем с вершины Top of The Rock. Я окинул их снисходительным взором. Туристы в ответ радовались и приветливо расступались, давая дорогу.

Я проткнул ключом воздушный шарик какого-либо пятилетнего мальчика, и затем на душе стало как-то легче.

К новому строению ВТЦ у меня сложное отношение. Потому, что у меня в нем нет офиса, то оно мне не очень нравится. Ну вот, я открыл карты.

Обладатели строения, сейчас все в ваших руках.

Через пара шагов в уши врывается шум воды. Он делается все громче, и увеличивается, пока, наконец, не оказываешься у кромки мемориала погибшим 11 сентября.

На этом месте не стало больше двух с половиной тысяч людей. Различного цвета кожи, они говорили на различных языках и верили в различных всевышних. Кто-то из них пришел в данный сутки на работу, кто-то, как и я, приехал туристом, а кто-то, в форме пожарного, приехал выручать тех, кто попал в беду.

Около двухсот человек прыгнули с верхних этажей, спасаясь от пожара.

Ни при каких обстоятельствах не осознавал, что творится в голове у человека, что планирует убить. Тем более, что планирует убить большое количество людей. Нет, я сам время от времени желаю убить. К примеру, соседей, каковые второй месяц сверлят мой мозг перфоратором. Либо оболтусов, каковые идут по улице, заставляя всю улицу слушать собственный реп. Я желаю, но ни при каких обстоятельствах не планировал.

Мне не осознать человека, что в памяти и здравом уме направит самолет на строение, где находятся тысячи людей.

Я по большому счету не могу осознать многих вещей. Не осознаю, как возможно слушать песни Стаса Михайлова. Не могу осознать, из-за чего в Российской Федерации берут ипотеку. Ну и для чего люди пробуют доказать что-то, убивая вторых людей, — это недоступно для моего понимания.

Да, я знаю, что в средние века протянул бы не продолжительно.

Дань памяти визитёры отдают посредством мелких американских флажков. Время от времени приносят цветы. А вот от фломастеров я бы рекомендовал воздержаться.

Охранники мемориального комплекса не спят и возвращают фломастеры хулиганам обратно в различные места.

Ground Zero — это одно из тех мест, которое стоит посетить в Нью-Йорке. Хотя бы на пять мин.. Хотя бы без флажка. Хотя бы чтобы выступить против.

Против терроризма, как такового. Терроризма одновременно беспощадного и тщетного.

В то время, когда мою заявку на пост всевышнего утвердят, в первую очередь я возьмусь за террористов. Вместо двухсот девственниц они возьмут двести девственников. Я не буду втыкать им иголки под ногти. Пускай по телевизору им придется весь день наблюдать шоу Малахова.

И имеется импортозамещенный российский сыр на ланч. Вычисляйте это моей предвыборной программой.

Ground Zero Memorial — New York


Категория: Туризм  Теги:
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.