Мировая космическая гонка перемещается в азию

Мировая космическая гонка перемещается в азию

Китай заявил о запуске первого в собственной истории космического аппарата на Луну. При успехе КНР станет третьей страной в мире, забравшей пробы лунного грунта и изучившей поверхность спутника Почвы. Новый этап китайского освоения космоса совпал с исторической вехой в развитии космической отрасли Индии — запуском зонда для изучения Марса.

Нарастающая борьба Пекина и Дели перемещает космическую гонку в Азию и может привести к переделу многомиллиардного рынка космических разработок.

Аппарат «Чанъэ-3», на борту которого находится луноход «Юйту» («Нефритовый заяц»), стартовал с расположенного в юго-западной китайской провинции Сычуань космодрома Сичан в воскресенье ночью. В двухнедельный срок луноход обязан высадиться на поверхности спутника Почвы в Заливе Радуги, забрать пробы грунта, совершить разведку нужных ископаемых и другие изучения. «Чанъэ-3» носит имя китайской богини Луны, а луноход «Юйту» — имя ее питомца, нефритового зайца.

Отправка в космос первого китайского лунохода случилась через шесть лет по окончании того, как в 2007 году КНР сделала первый ход в освоении Луны, выведя на ее орбиту аппарат «Чанъэ-1», предназначенный с целью проведения фотосъемки лунной поверхности. Следующим по окончании запуска лунохода этапом, как ожидается, будет отправка на Луну китайского космонавта, которая, по некоторым оценкам, может случиться по окончании 2020 года.

Запустив в космос луноход «Юйту», КНР стала третьей страной в мире по окончании СССР и США, направившей на поверхность спутника Почвы собственный летательный аппарат. До вчерашнего запуска последняя космическая миссия на Луну была предпринята во второй половине 70-ых годов двадцатого века, в то время, когда на ее поверхности побывала советская «Луна-24».

Запуск лунохода, обширно освещавшийся ведущими китайскими СМИ, был воспринят в Пекине как еще одно подтверждение превращения КНР в глобальную державу, талантливую в возможности потеснить США не только в экономике и торговле, но и в космической отрасли. «Прорыв в космос станет частью китайской грезы национального восстановления»,— заявил директор пускового центра Чжан Чжэньчжун. Любопытно, что тезис о «великой китайской мечте» стал главным в программе нового управления страны во главе с главой КНР Си Цзиньпином.

Так же, как и прежде отставая в космической отрасли от США и России, за последние два десятилетия Пекин положил в освоение космоса около $6 млрд, что разрешило ему совершить рывок и выйти во всемирной космической гонке на третье место.

Сообщение о запуске лунохода «Юйту» фактически совпало с новостью о реализуемом в Азии втором амбициозном космическом объекте. Запущенный Индией в первых числах Ноября космический зонд «Мангальян», предназначенный для изучения поверхности Марса, в субботу ночью покинул земную орбиту и вышел на траекторию полета к Красной планете. Зонд, что обязан преодолеть 680 млн км, выйдет на марсианскую орбиту в сентябре будущего года.

При успехе марсианской миссии Индия станет первой державой в Азии, которая присоединится к мировому клубу исследователей Марса (на данный момент в него входят США, Российская Федерация и Космическое агентство ЕС). Любопытно, что Китай пробовал осуществить подобный проект в 2011 году, но потерпел неудачу. Так, отставая от Китая в развитии космической отрасли в целом, Индия опережает собственного азиатского соперника в реализации марсианского проекта.

По мере понижения интереса к реализации новых амбициозных проектов со стороны США и России, мировая космическая гонка упрочнениями Индии и Китая перемещается в Азию. Всплеск интереса к формированию космических программ обусловлен не только потребностями бурно развивающихся азиатских экономик, но и задачами утверждения собственного нового глобального статуса. «Это вопросы не только науки и техники, но и громадной политики.

Так как в конечном итоге речь заходит о национальном престиже»,— заявила «Ъ» специалист базирующегося в Дели Observer Research Foundation Раджешвари Раджагопалан. Согласно точки зрения госпожи Раджагопалан, не смотря на то, что между «лунной марсианской» миссией и «миссией Китая» Индии нет взаимосвязи, их нужно разглядывать в общем контексте обостряющейся борьбе двух ведущих держав Азии.

Еще одним результатом этого соперничества может стать будущее перераспределение многомиллиардного мирового рынка космических услуг и технологий в пользу ведущих азиатских игроков. Цена индийского марсианского проекта составила $72 млн, что в шесть-семь раз дешевле подобных проектов NASA, напомнила «Ъ» Раджешвари Раджагопалан. Согласно точки зрения специалиста, это еще один фактор, содействующий перемещению всемирный космической гонки в Азию.

Сергей Строкань

Кто победил в космической гонке? [Ted-Ed]


Темы которые будут Вам интересны:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.