Индия не спешит признавать «единый китай»

Индия не спешит признавать «единый китай»

Китайцам снова не удалось включить в итоговую декларацию пункт о признании Индией «Политики единого Китая», закрепляющей как важную часть КНР Тибет и Тайвань. Этого в Дели получал новый китайский примьер Ли Кэцян. Но индийцы ограничились только заявлением о взятии на себя обязательства не предоставлять собственную территорию для антикитайской деятельности.

Сотрудник индийского совета по интернациональным делам Санджив Кумар уверен, что это обязательство не свидетельствует, например, готовность Дели закрыть представительство далай-ламы.

— Индийская сторона, среди них и на самом наибольшем уровне, многократно подчеркивала, что далай-лама рассматривается только как духовный фаворит Тибета, соответственно, его деятельность не имеет возможности оцениваться как подрывная в отношении КНР.

Разумеется, что отказ признать «Политику единого Китая» стал собственного рода реакцией Дели на недавний пограничный инцидент, случившийся в Ладакхе. 15 апреля группа из 30 китайских солдат разбила лагерь в высокогорном гималайском районе (северо-восток индийского штата Джамму и Кашмир). Это место находится вблизи аэропорта, с которого осуществляется снабжение индийских солдат на леднике Сиачен.

Дели объявил, что китайские армейские углубились на его территорию на 19 км. На следующий сутки в 100 м от китайского блокпоста показался подобный индийский. До 6 мая противоборствующие силы осуществляли на 5-километровой гималайской высоте демонстративное патрулирование, подтянув к району потенциального столкновения большие резервы.

Избежать прямой военной конфронтации удалось по окончании того, как индийцы дали согласие покинуть укрепленный наблюдательный пункт в указанном районе, а бойцы Народно-освободительной армии Китая (НОАК) соответственно разобрали собственный палаточный город.

— Итогом инцидента в Гималаях можно считать намерение сторон активизировать диалог в формате особых представителей по пограничному вопросу, которыми есть секретари совбезов, — сообщил «Известиям» сотрудник индийского Университета оборонных и стратегических изучений Мукул Санвал.

Он утвержает, что китайцы в качестве первого шага внесли предложение соглашение о армейском сотрудничестве в приграничных районах. Но сложно сообщить, как это реализуемо, поскольку на индийскую сторону планируется наложить важные ограничения по патрулированию спорных территорий, а НОАК пара раз отказывалась кроме того произвести обмен картами.

— Пекин в этом случае выступил как хороший провокатор. Ему было нужно максимально обострить обстановку, дабы после этого начать поиск приемлемого ответа, — сообщил «Известиям» заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов.

Китай, по словам специалиста, в течение последнего года сознательно отправился на эскалацию многих территориальных распрей, каковые у него имеется фактически со всеми соседями. самые острые — с Японией из-за островов Сенкаку (по-китайски — Дяоюйдао), с Вьетнамом, Тайванем, Филиппинами, Брунеем и Малайзией из-за двух групп островов в Южно-Китайском море.

Все эти действия, как утверждает Маслов, вписываются в теорию Pax Sinica (лат. «китайский мир»), провозглашенную еще при Дэн Сяопине и продолжаемую его преемниками. Она включает в себя рост китайского политического и экономического влияния, становление Китая как сверхдержавы в ХХI веке. Это стратегия мягкой силы — экономической экспансии.

Специалист напомнил, что ВВП Китая на данный момент в четыре раза больше, чем ВВП Индии. В Пекине поймут собственную экономическую мощь, и громадную заинтересованность Дели в развитии делового сотрудничества. А это нереально либо очень затруднено при наличии нерешенных политических распрей, прежде всего территориальных.

Переговоры продемонстрировали, что стороны испытывают некое недоверие относительно вовлеченности друг друга в активное сотрудничество со государствами, у которых с Пекином и Дели кроме этого имеются неурегулированные конфликты. Китайцы уверены в том, что Индии не следуют деятельно принимать участие в совместной с Вьетнамом разработке нефтяных месторождений в Южно-Китайском море. Дели же настораживают «всепогодные союзнические» отношения КНР и Пакистана.

— Сразу после визита в Дели китайский премьер направился в Исламабад. Его встреча с сравнительно не так давно избранным премьер-министром Навазом Шарифом будет показательной, — отметил в беседе с «Известиями» сотрудник индийского Университета оборонных и стратегических изучений Али Ахамед.

В случае если выговор будет сделан на армейском сотрудничестве, появятся важные сомнения в искренности китайских заверений о намерении выстраивать хорошие отношений с Индией и уважать обоюдные озабоченности, считает он.

Инцидент в районе Ладакх привёл к широкому резонансу в индийском обществе, разрешив оппозиции проводить параллели с индо-китайской войной 1962 года, в которой победил Китай. Боевые действия также велись из-за двух спорных районов в Гималаях. Тогда 80 тыс. китайских воинов разбили индийскую группировку, складывающуюся из 12 тыс. военных.

Алексей Баев

Китай и Индия стоят на пороге BOЙHЫ.


Темы которые будут Вам интересны:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.