Дюссельдорф — первая средневековая демократия

Для начала — из-за чего такая поездка. По большому счету в Германию с идеей как-нибудь съездить была достаточно давно, и было четыре варианта: Дюссельдорф — Кельн — Аахен, баварские замки и Мюнхен, Дрезден и Берлин, Гамбург — Бремен — Любек. Что весьма интересно, все они — около четырех главных городов Германии — Берлина на востоке, Гамбурга на сервере, Кельна на западе и Мюнхена на юге. Но это я осознал уже в то время, когда экскурсовод на экскурсии говорил про Германию.

А планируя поездку, мы сделали вывод, что баварские замки — весьма интересно, но в то время, когда будет теплее, а из остального Кельн и особенно Аахен — самый увлекательный. И начали с данной поездки, а Дюссельдорф был первым, по причине того, что по окончании вечернего самолета весьма интересно поскорее добраться до отеля.

Аэропорт Дюссельдорфа из нескольких терминалов и всех их связывает поезд, что идет по верхнему этажу, выходя дальше к станции и паркингу железной дороги. Он всецело непроизвольный, машинистов нет. Фоток, правда также нет.

На станции при покупке билета оказалось приключение. Во-первых, выяснилось что автомат не берет простые кредитки, лишь Maestro и какие-то местные. И лишь небольшие наличные, а у меня 50 евро было. А во-вторых, пока мы брали, подошел мужчина и внес предложение отправиться с ним по билету.

Он именно на пятерых, брал на сотрудников, но те уехали прямо в Кельн. Мы дали согласие, ему заплатили 10 евро (билет 2.60), но он. вероятнее, также в пользе, по причине того, что билет на 5 человек очень сильно льготный. Это я позже нашёл, беря билет из Дюсельдорфа в Ахен: один билет — 21.60, а на пятерых — 42. В общем, доехали.

Вот он — вокзал Дюссельдорфа.

Дюссельдорф - первая средневековая демократия

Заселились в гостиницу Madison — у нас неподалеку от вокзала. В том месте, кстати, два отеля — Madison и Madison New. А на картах один. В общем, оказалось, что отель Madison присоединил соседнее строение, но покинул его отдельным отелем с другими, более демократичными стоимостями.

Но, в случае если добавить завтраки в гостинице по 12 евро, оно менее демократично получается, но ланч того стоит — в том месте большое количество соков, горячее. В была такая красивая кривая лестница.

Вечером прогулялись по городу. На перекрестках растут пальмы — и переживают местную зиму.

Ужасная рожа защищает вход.

Проспект около канала.

Скульптура в ночи.

Улицы ветхого города иллюминированы

Кстати, а что тут нарисовано лампочками? Моя версия — это тюльпан. Но дочка заявила, что ни за что бы так не поразмыслила. Ее версия — вид на тарелку сверху, азиатские палочки для еды и сама еда, типа мелких пельмешек.

Подушка-белочка

Древние крепостные стенки над каким-то рвом.

Колокол.

Вышли на Рейн. Многоцветная телебашня с одной стороны, колесо обозрения с другой.

Мало прошлись на протяжении набережной.

А колесо начинают закрывать дома.

Возвращаемся к отелю. Церковь в ночи и древнегреческая клумба.

А сейчас — также самое при свете дня и в сопровождении рассказа экскурсовода.

Итак, Дюссельдорф. Столица Рейн-Вестфалии, не смотря на то, что по величине в два раза уступает Кельну. Так решили британцы, в то время, когда по окончании войны устраивали Германию. Город постоянно уступал Кельну, но и соперничал с ним. И такое первенство Кельну не очень приятно.

А началось все в тринадцатом веке с графа Адольфа фон Берга, что вместе с товарищами поднял восстание против Кельнского епископа. Епископ тогда был не только духовной, но и светской властью и вот эту-то власть у него решили забрать. И забрали, его армия была разбита, а он сам был должен подписать вольную грамоту Дюссельдорфу, что становился свободным торговым городом.

И Кельну также — Кельн также становился свободным торговым городом, по причине того, что многие обитатели Кельна также примкнули к войску графа, получая свободы. А епископ — да, остался кельнским епископом, но сохранил лишь духовную, церковную власть а также был должен перенести резиденцию из Кельна. И, нужно подчернуть, что это было первое по окончании античности установление демократического правления.

Уже затем по стопам Дюссельдорфа отправился другие города и Гамбург на севере, позднее создавшие торговую Ганзу.

Наша гостиница — именно на улице графа Адольфа, по ней мы идем к центру. Площадь с пальмами.

Прекрасный дом.

Тайский ресторан с Буддой над ним. Кстати, вчера вечером мы видели на улицах большое количество вывесок с иероглифами. Экскурсовод поведала, что в Дюссельдорфе живет довольно много японцев.

Самая громадная колония в Европе по окончании Лондона. Они ведут тут бизнес — неподалеку расположены фабрики Тойоты и другие. И сами выбрали данный город.

Экскурсовод говорит, что это — их главная улица. И вдобавок имеется сад камней, что они для себя сделали, имеется кварталы, где они для себя строили дома как принято в Японии. и на детских площадках в том месте кусочек их отчизны.

Хлебные человечки в витрине. Их дарят детям, это — часть живой традиции, связанной со святым Мартином. По крайней мере, так поведала экскурсовод, которая сама видела данный праздник в германской деревне, где жила некое время. Итак, святой Мартин — узнаваемый во Германии и Франции святой. Легенда говорит, что он был офицером, но в глубине постоянно тянулся к Всевышнему.

И как-то ему встретился ему не хорошо одетый бедный в мерзкую погоду, а у него никакой запасной одежды не было. И тогда он рассек клинком собственный плащ, и половину дал бедному. И это — момент трансформации судьбы. Оказалось, что этим нищим был Христос. А Мартин стал проповедником, а позднее — и епископом. Но, епископом его сделали обманом, он всячески не желал принимать сан.

Экскурсовод говорила, что в сёлах до сих пор устраивают на праздник представление, в то время, когда святой Мартин на белой лошади выезжает и отдает половину плаща. Дабы дети запомнили. А потомим раздают вот хлебных человечков.

Антикварный магазин. Перед входом — крокодил, в — медведь и большое количество увлекательного.

Женщина, играющаяся в мяч. Она реально его вот-вот кинет.

Женщина стоит в начале Королевской аллеи, раскинувшейся по берегам долгого прямого канала. Мы ее пересекали ночью.

С заглавием аллеи связана страница истории свободолюбивого Дюссельдорфа, которая позже прикрыта отцами города. Уже середина 19 века, 1848 год, в Германии — народная революция. Прусский король пребывал в Дюссельдорфе. И жители остановили карету, забросали короля навозом. Не убили и не арестовали — революцию делали доктора наук и интеллигенты, а не опытные революционеры.

Легко высказали отношение. От которого остался осадок. И дабы загладить инцидент уже по окончании завершения революции, также не кровавого — легко парламенты разогнали — отцы города переименовали самую прекрасную улицу, которая именовалась каштановой аллеей, в Королевскую.

Мы идем на протяжении аллеи. Высокая колокольня в переулках.

А это — фонтан на втором финише аллеи.

Проходим на мост. При входе — скульптура, двое мальчиков моют третьего: один держит, второй — поливает.

А это — фонтан с обратной стороны. рыбы и Люди.

От этого финиша королевской аллеи идут торговые улицы. Но, на протяжении самой аллеи также большое количество магазинов.

Современное строение на последнем снимке — торговый комплекс Apple. Детище современных дизайнеров и архитекторов. Дюссельдорф позиционирует себя как центр дизайна, и собирает людей креативных профессий. А также — создавая самые различные строения.

В городе имеется отдельный квартал таковой архитектуры, но в том направлении мы не добрались. Но примерчики имеется и в центре. Вот это же строение больше.

По большому счету образцы дизайна разбросаны по городу. Довольно много асимметричных фасадов, каковые, однако, являются гармоничными. А это — торговое строение финиша 19 века, первый громадный универмаг города.

Но и его дизайнеры не обошли вниманием. Лицо на фасаде составлено из людских фигур.

Рождество. К нему уже начали подготовиться, не смотря на то, что формально еще рановато. По причине того, что подготовка к рождеству — ровно 4 семь дней, адвенты.

И на особом венке из еловых либо сосновых веток имеется 4 свечи, каковые зажигают каждое воскресенье (либо субботу?). Но все равно, базарчики уже развернуты и данный предрождественский месяц скрашивает хмурую дождливую погоду осени. Кстати, по окончании нового года начнут ожидать Пасхе и также к ней готовится.

Перед пасхальным постом — проходит долгий карнавал, как у нас масленица, лишь, говорят, шикарнее. Нужно будет съездить как-нибудь.

А это строение начала 20 века — одно из первых специальных офисных строений. Вот как оно начиналось.

Рождественские рынки не ограничиваются одной площадью, улицы также украшены. Это — трехэтажная вертушка, на 2 и 3 этажах медлительно вращаются фигуры.

Сохранившееся старое строение. Город большое количество бомбили в войну. Американцы и тогда устраивали политику тотальных бомбежек с тотальным уничтожением городов, гражданского населения. Так что сохранились отдельные строения, а далеко не весь центр.

Говорят, за всецело ветхими городами нужно ехать в провинцию, они в том месте имеется. Но это — в следующий раз.

А до тех пор пока наблюдаем на достаточно гармоничное сочетание ветхого и нового.

Святой Мартин. Как раз в тот момент, в то время, когда дробит собственный плащ, дабы половину дать бедному. Легенду о нем я говорил раньше.

Вывеска ресторана. Так принято со средних столетий — дабы она выступала.

Дом финиша 17 века, а выглядит куда новее. На доме — гербы заведения в нем, также почтенные — середина 19 века.

А это строение начала 20 века, по крайней мере сегодняшний фасад. Но примечательно оно тем, что в годы нацизма в нем размешалось гестапо не только Дюссельдорфа, но и всей провинции. В подвале — музей жертв и пыток того времени.

Женщина поправляет туфлю. Такая бытовая скульптурная зарисовка. Как раз зарисовка — лицо неосторожно вылеплено, как у ребенка из пластилина — а для чего стараться-то?

А это — речка Дюссель, давшая наименование городу. на данный момент практически везде заключена в трубу, но местами — выходит наружу, как тут, совсем рядом с Рейном.

Подходим к муниципальному собору. Шатер у башни собора — имиджевая достопримечательность. Он кривой. Показалось это по окончании восстановления города по окончании пожара в середине 17 века, в то время, когда выгорела большая часть города. В спешке восстановления шатер сделали из сырого дерева, которое при высыхании искривилось.

Сперва желали переделать, а позже решили — пускай будет отечественным отличием от вторых. И оно стало знаком. И в то время, когда по окончании второй мировой войны шатер, уничтоженный бомбардировками восстанавливали — то кривизну также вернули.

Соборная площадь. Дома по периметру и по большому счету в этом квартале принадлежат церковным учреждениям. А на заднем замысле — колесо обозрения. Оно тут временное, часть рождественских украшений города.

Входим вовнутрь. Готический стиль, бессчётные захоронения и боковые алтари, большое количество пространства.

Ларец с алтарными мощами.

Чье-то шикарное захоронение.

А это — в другом алтаре-захоронении, статуя покойного либо святого в стеклянном гробу.

Выходим из собора, идем по городу. Еще взор на кривой шатер.

Монумент тому самому походу против Кельнского епископа, что дал начало независимости города. Но не в ветхом помпезно-смелом стиле, а по-современному, с выговором на чернуху. Сперва — смерть и ужасы войны.

Позже, правее — грамоты о победе и руки с монетами, каковые взяли право чеканить.

И как-бы итог, наступившее изобилие. Лишь радостных людей нет, а вместо этого один священник похищает у других чьи-то мощи. В общем, создатель обожает чернуху. Но вот для чего это всем так демонстрировать?

Мы вышли к реке Дюссель (слева виден кусочек). Дома на берегу показывают смешанную застройку, но в целом — образуют гармонию.

Скульптура. Мальчики делают колесо. Это — также знак города в память о послевоенных голодных временах, в то время, когда мальчики так получали на еду. И он — не только на данной скульптуре, он видится в городе в стилизованном виде — букава X с головой. между рук.

А это — все, что осталось от замка фон Бергов. Да да и то — восстановленное в девятнадцатом веке, были руины. Желали целый замок вернуть, но раздумали.

А мы — на площади у Рейна, где находится колесо обозрения. Рядом — рождественский рынок. Палаточки стилизованы под мелкие домики.

Выходим на Рейн.

Эти домики на втором берегу — коттеджи 19 века, элитная застройка. Лишь вот Рейн до сих пор выходит из берегов так, что заливает их подвалы.

Взор назад, на игрушечные домики-палатки на площади — и идем дальше.

В проеме улицы проглядывает башня.

Ратушная площадь также вся застроена рождественским рынком.

Это — сама ратуша. Само собой разумеется, на данный момент городское управление тут уже не помещается, оно находится всовременных строениях. А когда-то оно было маленьким…

Вид на площадь иначе, Ратуша — сзади домиков.

Монумент местному курфюрсту Иоганну Вильгельму Нойбургскому, которого дюссельдорфцы именуют Ян Виллем и что был у них самым любимым. И в то время, когда на монумент не хватило металла, жители собрали столько, что хватило нне лишь ему, но и осталось на монумент мелкому мальчику, что как-то инициировал сбор. Он также где-то тут стоит за палатками.

Человечек на флюгере

Часы с колоколами на доме. Они не единственные в Дюссельдорфе.

Маленькая улочка, вход на которую через арку.

Улица носит имя одного портного, что дерзко ответил Наполеону. Тот приказал его арестовать, портному дали зайти к себе собраться в колонию, и тот подсунул вместо себя подмастерье. Подмены не увидели.

Все б ничего, но подмастерье сгнил в колонии. А портному поставили монумент и назвали улицу. Из-за чего, спрашивается? Храбрец, именуется — надерзить и подставить другого.

Дети-ангелочки на фасаде.

Волхв перед рестораном.

Легко улицы города

Вывеска ресторана с корабликом. В действительности такие вывески раньше помогали не только для ресторанов либо лавок, а просто дабы отличать дома друг от друга. Это на данный момент все дома на улицах пронумерованы. Но это принес в Германию Наполеон.

А до этого дома именовали по подобным вывескам. Ресторан, кстати, экскурсовод советовала, и мы позже в нем обедали.

Церковь Максимиллиана.

Мелкий прудик, в котором болтается кораблик. Напоминание о том, что когда-то в далеком прошлом по Рейну было Дюссельдорф и большое судоходство был портом. Кстати, на ночных фотках это место также было.

Опять выходим к Рейну. Вид на набережную чуть с другого ракурса.

А на этом снимке возможно заметить, что многие дома — ассиметричны, не смотря на то, что подмечаешь это не сходу.

Деревья на набережной подрезают так, что на данный момент они напоминают корявые скелеты. Но, говорят, весной ветви скоро отрастают и получается тень.

Вход в музей керамики скрывается за ветхим забором.

Данный монумент мне напомнил стулья. Не смотря на то, что экскурсовод сказал, что это больше похоже на гвозди с плакатами. В любом случае, тут по круга изображена история города, начиная от графа Адольфа фон Берга.

А это — памятная доска курфюрсту Ян Виллему и его супруге, каковые создали в этом строении школу искусств (в случае если я ничего не путаю).

на данный момент тут музей с весьма красивым двориком, окруженным каналом, где плавают лебеди, утки и гуси.

Вид на церковь.

На углу церкви, между двух деревьев притаился крест.

Комфортный внутренний дворик. Дома увиты плющом.

Рыночная площадь. Это — историческое место рынка, и до сих пор так и употребляется. Продажа продуктов — фрукты, овощи, мясо, рыба — чередуется с закусочными.

Вместе с овощами реализовывают громадные шишки для рождественских украшений.

А у нас экскурсия закончена и мы идем пообедать в ресторан с корабликом. Ресторан — исторический, с 1628 года тут что-то было. Но постоянной преемственности не было, и сегодняшний появился не так уж в далеком прошлом.

Я заказывал блюдо частично на успех, и мне принесли такую огромную запеченую ногу. В была мягкая и вкусная. Не смотря на то, что ее очевидно не запекали для меня, а подогрели в микроволновке, по причине того, что мясо было не обжигающим. Иначе, я не уверен, что дождался бы, в то время, когда подобное блюдо запекли по всем правилам — нога обязана пропекаться продолжительно.

По окончании сытной и вкусной еды — гуляем по городу.

Кстати, на этом снимке также видна очаровательная асимметрия фасадов.

На данной дневной фотке очевидно видно, что дама поит мальчика из кувшина.

И опять улицы. Помпезное строение в имперском стиле.

В витрине магазина сидят вороны. Либо грачи?

Шикарная золотая цепь на строении автостоянки.

Но, дальше украшения не столь помпезны.

А мы дошли до отечественной цели — музея керамики. В том направлении зазывает женщина.

Первый зал — исламская керамика. Встречает очень традиционно, не смотря на то, что размер этого керамического купола впечатляет — выше людской роста.

А вот дальше начинаются сюрпризы — животных и изображения людей, оказывается, были в порядке вещей. Это Персия приблизительно 17 века.

А тут — фактически библейская сцена.

И очаровательный кораблик.

А тут — необычное керамическое платье. К сожалению, оно не было подписано.

Зал старой керамики. Индеец из доколумбовой Америки, приблизительно 5 век. Кроме того мало красок сохранилось. А на голове пророс отчетливый гриб.

А это — Старая Греция. Наверху — в полной мере узнаваемая ваза, но начинается это чьей-то очень живой головой.

А тут на вазе собрались змеи на совет. Змеи, кстати. с головами с обеих сторон. Африканская керамика, год не указан, только написано, что взята в 1980. Может, и произведено незадолго до.

Зал хорошего германского фарфора. Совсем шикарные животные — тигр, дракон, рысь.

Идем дальше. Негритянка, парная с той белой девушкой, которой раскрывался пост. Кстати, маска сделана весьма натурально, думается, что это ткань одета на скульптуру. Эти скульптуры не завизированы, не смотря на то, что все другое в большинстве случаев имело номера, подписанные на табличках.

Китайцы либо японцы.

А это уже европейцы.

Шикарная ажурная ваза.

Фонтан — центр судьбы. Круговая фигура. С одной стороны играются с детьми, а с другой — соблазняют девушек.

Мифологические сцены. смерть и Любовь совместно.

Шикарный краб.

Японские рыбы ведут в восточный отдел.

Китайская собачка. Другими словами лев.

А это — домик удовольствия. Снимок смазан, по причине того, что это — в действительности домик и в нем темновато.

Из музея нас практически выгнали, сообщив, что уже пять чесов и музей закрывается. По крайней мере, меня производил сторож. Идем по улицам. наблюдаем вывески.

Завершает рассказ шикарный торт с Дедом Морозом.

Разведопрос: Клим Жуков про демократию


Темы которые будут Вам интересны:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.